19.10.2012      1      0
 

Интервью с основателями объединившихся Webinar.ru и Comdy.com


Рекомендую интервью, взятое Максимом Спиридоновым:


М.СПИРИДОНОВ: Добрый̆ день, коллеги. Сегодня 11 октября 2012 года. Это 169-й выпуск программы «Рунетология». Меня зовут Максим Спиридонов.
Традиционно мы благодарим за информационную поддержку деловой сайт Forbes.ru.
Спонсор этого выпуска – проект «WORKZILLA.RU» – инновационный сервис для выполнения ваших поручений. Отредактировать текст, расшифровать аудиозапись, прозвонить конкурентов, подготовить презентацию… WORKZILLA.RU освободит 80% вашего времени!
Мы решили сделать подарок слушателям Рунетологии. На конференции RIW2012 у любого из вас будет возможность получить в подарок мою книгу «Рунетология. Кто управляет русским Интернетом». Если пожелаете, даже с моим автографом, если вы меня поймаете, я буду там практически постоянно. «Российская неделя интернета» проходит в Москве в эти дни, в Экспоцентре на Красной Пресне. Буду рад видеть вас на стенде школы «Нетология» 17 и 18 октября с 12 до 14 часов.
Сегодня начну с цифр. Согласно данным комиссии по SaaS-технологиям РАЭК объем российского рынка веб-конференций в 2012 г. может составить около $9–11 млн., это относительно немного. Однако уже к 2015 году планируется рост до $100 млн. Это составит примерно 3,5% от мирового рынка. Что касается же всей планеты, то по прогнозам аналитиков консалтинговой компании Frost&Sullivan мировой объем рынка вебинаров к 2015 г. составит примерно $3,1 млрд. Приведенные цифры, разумеется, не случайны. Совсем недавно на рынке компаний, занимающихся вебинарами и онлайн-конференциями, произошло слияние двух крупнейших игроков Рунета в этом сегменте. О причинах этого слияния, о планах объединенной компании, о рынке вебинаров и онлайн-обучения, его перспективах мы говорим сегодня с основателем компании Webinar.ru Александром Альперном и основателем COMDI Дмитрием Грином. Коллеги, приветствую!

А.АЛЬПЕРН: Привет!

Д.ГРИН: Привет!

М.СПИРИДОНОВ: Сейчас я задам вам обоим вопрос. Вначале предложу ответить Саше. Этот вопрос в последнее время вам, наверное, постоянно задают. Зачем вы объединились?

А.АЛЬПЕРН: Компании очень хорошо друг друга дополняют. Webinar накопил приличный опыт с точки зрения маркетинга, продаж, развития SaaS-сервиса. У COMDI очень сильная команда разработки, опыт внедрения больших проектов в организацию, очень большой опыт в трансляциях. Мы очень хорошо друг друга дополняем. Зачем нам конкурировать, тратить бюджет на один и тот же маркетинг, когда мы можем тратить его один раз и сосредоточиться на продукте, на повышении клиентского сервиса, ведь таким образом, все выигрывают?

М.СПИРИДОНОВ: То есть биться не друг с другом, а вместе за деньги клиента?

А.АЛЬПЕРН: Да, совершенно верно. Мы сразу становимся крупнейшим игроком с огромным отрывом от всех остальных и более интересной компанией.

М.СПИРИДОНОВ: Дмитрий, чья инициатива была к объединению?

Д.ГРИН: Компании COMDI.

М.СПИРИДОНОВ: Зачем это вам? Ты полностью согласен с Сашей, или есть иные зоны, которые он не назвал?

Д.ГРИН: Я полностью согласен. Основная идея – это синергия двух компаний. Мы не смогли накопить такую базу, не смогли построить конвейер продаж, зато мы сделали уникальный продукт, не уступающий мировым аналогам, мы любим делать большие и необычные проекты, и у нас не остается сил на развитие клиентской базы в количественном плане.

М.СПИРИДОНОВ: Вы увидели дополнение друг в друге, почти как Инь – Янь?

Д.ГРИН: Абсолютно верно.

М.СПИРИДОНОВ: Пришлось какое-то время уговаривать Александра принять идею объединения, или он тут же с восторгом сказал: «Да, поехали!»?

Д.ГРИН: Само объединение было очень логичным, поэтому переговоры касались условий и методов дальнейшей работы.

М.СПИРИДОНОВ: Сколько времени шли переговоры?

Д.ГРИН: Около 4 месяцев.

М.СПИРИДОНОВ: Саша, а ты не был удивлен таким предложением?

А.АЛЬПЕРН: Нет, я не был удивлен, оно совершенно логично. Идея совершенно понятна. Как говорится, дьявол в деталях, и все 4 месяца мы обсуждали мелкие детали. Сама идея была с самого начала понятна и принята всеми сторонами.

М.СПИРИДОНОВ: Именно потому, что COMDI пришел к тебе с этой идеей, ты оказался гендиректором? Их позиция была слабее, поскольку они это предложили?

А.АЛЬПЕРН: Мне сложно сказать. Мне кажется, это было общим решением, которое мы выработали в процессе обсуждения. Мы не рассуждали с позиции того, кто сильнее, а кто слабее. Сама идея для всех была понятной и очевидной. Мы всё время исходили из того, что компании равные. Я сходу не отвечу на вопрос, каким образом мы пришли к этому решению, но это то, к чему пришли обе стороны.

М.СПИРИДОНОВ: В итоге, ты являешься гендиректором объединенной компании, а Дмитрий занял должность директора по продукту, правильно?

А.АЛЬПЕРН: Да, всё верно.

М.СПИРИДОНОВ: Хорошо. Обычно у нас один гость, а второй, если и бывает, то он подключается на какую-то небольшую часть, а сегодня у нас полноценно парный выпуск. Это испытание для меня как для ведущего, потому что приходится работать в жанре ток-шоу, а не интервью, и для гостей, так как им приходится быть внимательными, чтобы понять, к кому обращен вопрос. Сейчас поговорим об Александре Альперне в традиционном режиме досье. Прежде скажу о том, что Рунетология выходит в альянсе с порталом Superjob.ru.

Досье Александра Альперна
Александр Альперн родился 26 февраля 1983 года во Владимире. В 2006 году окончил Московский институт электроники и математики по специальности «прикладная математика». До 2008 года работал в инвестиционном фонде Apaxys Global Ventures, инвестировал в информационно-коммуникационные компании на ранних стадиях в России и США. В 2008 году основал компанию Webinar.ru, которая стала лидирующим в России и СНГ провайдером платформы для проведения онлайн-конференций и семинаров. Также Александр является инвестором нескольких интернет-компаний, таких как Foodik.ru и Printio.ru. Увлекается единоборствами, любит играть в спортивный покер.

М.СПИРИДОНОВ: Мы с тобой познакомились где-то в 2007 году. Тогда ты как раз занимался инвестициями, правильно?

А.АЛЬПЕРН: Да.

М.СПИРИДОНОВ: Это занятие органично вылилось в предпринимательство? Ты вышел туда через увиденные проекты, или это был переход в новое состояние?

А.АЛЬПЕРН: Я думаю, что это всё произошло органично. Что инвестор, что предприниматель, тем более, на этом же рынке, очень похожи. Для меня это не было принципиальной сменой того, чем я тогда занимался.

М.СПИРИДОНОВ: Чем ты занимался? Расскажи в двух словах.

А.АЛЬПЕРН: Инвестиционная деятельность, по сути, тоже была предпринимательской. Это один из первых бизнесов, который я начал делать, поехав в начале 2007 года в Штаты. Там я познакомился с ребятами, предложил им инвестировать деньги в России в российский интернет и IT-компании. Сначала они сказали, что посмотрят, что в России есть, а потом подумают, вкладываться во что-то или нет. Они решили для начала попробовать построить консалтинговый бизнес. Мы сделали несколько проектов за деньги, в одном из первых проектов мы очень пожалели, что работали за cash, а не за Equity. В итоге, компания стала очень серьезной, и она буквально через год была оценена в 100 миллионов долларов. Это было точкой, когда ребята сказали, что они готовы сами инвестировать, предложили искать проекты, в которые можно вкладываться. Там появилось несколько проектов, и на данный момент у них около 10-15 сделок.

М.СПИРИДОНОВ: В какой момент ты вышел из этого и почему?

А.АЛЬПЕРН: Я вышел, когда я начал делать Webinar, поскольку у меня есть мнение, что нужно операционно заниматься одним проектом, одним бизнесом. Мне хотелось построить свою продуктовую компанию, свой сервис. Я решил немного поменять направление деятельности.

М.СПИРИДОНОВ: Расскажи кратко, как появился Webinar и почему. Какие были этапы развития?

А.АЛЬПЕРН: Эта идея витала у меня в голове еще в начале моей карьеры. Нужно было периодически организовывать презентации проектов, которые находились в разных точках. Мы всё это делали через Skype. Спустя какое-то время я понял, что есть сервисы такого плана, например, Webex. Я находился в Америке, когда было объявлено о том, что Webex куплен Cisco. В тот момент я подумал, что в России этого не хватает, что это большая распределенная страна, филиалы организаций могут находиться на расстоянии в много тысяч километров, и пришло понимание, что нужно это сделать здесь.

М.СПИРИДОНОВ: На какие деньги ты начинал это делать?

А.АЛЬПЕРН: Это были деньги, которые я поднял от коллег, с которыми тогда работал. Это были небольшие ангельские деньги.

М.СПИРИДОНОВ: Это деньги бизнес-ангелов или твои?

А.АЛЬПЕРН: В том числе и мои. Грубо говоря, сотни тысяч долларов были вложены мной и коллегами из Apaxys.

М.СПИРИДОНОВ: Вы запустились, и что было дальше?

А.АЛЬПЕРН: Мы хотели выйти на рынок, как можно скорее. Мы это сделали довольно быстро, запустились буквально через несколько месяцев. Максимум на шестой месяц мы стали операционно окупаться, дальше мы развивались на деньги, которые мы зарабатывали.

М.СПИРИДОНОВ: В какой момент вы стали операционно прибыльными?

А.АЛЬПЕРН: Где-то на шестой месяц.

М.СПИРИДОНОВ: Лихо. Я правильно помню, что вы лицензировали какую-то технологию? То есть вы сами не разрабатывали ПО, а адаптировали существующее западное ПО?

А.АЛЬПЕРН: Да, совершенно верно. Идеей было, как можно скорее выйти на рынок и проверить, будет ли это здесь работать, полетит ли это. Мы сделали определенные доработки в платформе и запустили ее под своим брендом.

М.СПИРИДОНОВ: Такая быстрая прибыльность говорит о том, что скиллы у твоей команды и у тебя лично в области маркетинга и продаж оказались весьма неплохо прокачены?

А.АЛЬПЕРН: Да, это то, что меня всё время интересовало. В предыдущей деятельности я немного этим занимался. Мне всегда это было интересно. Все книги, которые я заказывал на Амазоне, были связаны либо с предпринимательством, либо с маркетингом и продажами, и немного с финансами. Это мне было интересно, я хотел этим заниматься. В тот момент, когда я думал, какую модель запустить, я сделал ставку на модель, которая ориентирована на маркетинг и продажи.

М.СПИРИДОНОВ: Получается, что она выстрелила. Дмитрий, я правильно понимаю, что COMDI не удалось выйти на операционную окупаемость?

Д.ГРИН: Нет, не удалось, потому что, во-первых, мы разрабатывали продукт самостоятельно, на это потребовалось около 8 месяцев, во-вторых, мы делаем большие проекты по трансляции, у нас большие инвестиции в железо, в звуковое оборудование для проведения трансляций.

М.СПИРИДОНОВ: У объединенной компании будет операционная окупаемость?

Д.ГРИН: Да.

М.СПИРИДОНОВ: Сейчас мы послушаем досье Дмитрия

Досье Дмитрия Грина
Дмитрий Грин родился 23 марта 1979 года в Москве. Окончил 4 вуза: Институт молодежи по специальности «Экономика и управление», Московский гуманитарный университет по специальности «Государственное и муниципальное управление», Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана по специальности «Информатика и системы управления», Всероссийский государственный университет кинематографии имени С. А. Герасимова по специальности «Продюсер кино и телевидения». В начале 2000-х годов работал главным специалистом в НК ЮКОС, где занимался внедрением информационных технологий. В 2007 году стал руководителем проектного офиса компании «Датэк». Параллельно Дмитрий Грин развивал собственный бизнес и в 2005 году основал первое интерактивное радио в России – RTS.FM. В 2009 году основал и возглавил компанию COMDI — разработчика и провайдера облачного сервиса вебинаров и веб-конференций, а также онлайн-трансляций. Увлекается сноубордингом и экстремальными видами спорта.

М.СПИРИДОНОВ: Как тебе удалось получить 4 высших образования?

Д.ГРИН: Я работал и учился.

М.СПИРИДОНОВ: Ты их заканчивал не в очном, а в вечернем или заочном режимах?

Д.ГРИН: Первое образование я получил очно, второе и последующее образования всегда получаются в вечернее время, но они были очными.

М.СПИРИДОНОВ: Тебя так мотало! Ты определялся в профессии, или тебе просто было любопытно, и ты не полагал всякий раз менять свой жизненный путь?

Д.ГРИН: Всё образование логично, оно мне помогает в работе. Первое образование помогло мне работать в компании ЮКОС, потому что я работал с регионами, и мне нужно было знать нюансы права. Далее я увлекся информатикой, мне нужно было разбираться в этом лучше, а фундаментальнее, чем в Бауманке, этому не учат. Потом у меня была продюсерская работа, и я поступил в ВГИК.

М.СПИРИДОНОВ: Лихо. Что подтолкнуло тебя строить COMDI? Какие у тебя были ощущения и предположения с точки зрения перспектив в 2009 году, когда ты начал заниматься компанией?

Д.ГРИН: Как было сказано в биографии, я начал заниматься предпринимательской деятельностью в 90-е годы, но в кризис я закончил свою деятельность, в Датэк я искал модели для того чтобы запустить какую-то компанию. У меня было параллельно несколько проектов на инвестиционной стадии. Далее было радио RTS.FM. Я собрал команду разработчиков, которые научились делать потоковые видео на большие аудитории. Это был уникальный опыт, и после того, как проект был разработан, нужно было не распускать команду, а двигаться дальше. Я посмотрел, какие еще видео-технологии могут быть востребованы на рынке. Был Skype, и я понял, что Skype – это персональное общение, а нужен инструмент для бизнеса. Я увидел, что на российском рынке этого нет, и решил сделать первую версию продукта для того чтобы проверить, есть ли рынок.

М.СПИРИДОНОВ: Webinar.ru был уже?

Д.ГРИН: Webinar.ru был, но, к сожалению, я не знал, как у него идут дела. Я понимал, что раз компания существует год, и на сайте появляются логотипы достаточно серьезных компаний, значит, бизнес идет. Я сделал небольшое и недорогое исследование, понял, что есть спрос, нашел первых клиентов и сделал первую версию продукта.

М.СПИРИДОНОВ: Как развивались дела? Webinar сделал ставку на маркетинг и продажи, вы же пошли в технологии.

Д.ГРИН: Не совсем так, просто у нас были разные стратегии развития. У компании Webinar.ru было очень удачное название, и любые попытки рекламировать и продвигать себя по слову «Вебинар» приводили к тому, что мы рекламировали Webinar. Мы выбрали другой путь – мы построили виртуальную студию и приглашали компании к нам, через трансляции мы и продвигались. Мы участвовали во всех знаковых мероприятиях, делали их онлайн-трансляции, там работали наши продавцы и говорили, что есть еще технология веб-конференций, что они могут проводить всё сами.

М.СПИРИДОНОВ: Вы отстраивались от названия «Вебинар», называя себя веб-конференциями.

Д.ГРИН: Мы назывались «Встречи онлайн».

М.СПИРИДОНОВ: Даже так. Хорошо.

Д.ГРИН: Таким образом, получилось, что, начиная использовать трансляции как инструмент для маркетинга, мы стали лидерами по трансляции, люди выстроились в очередь и стали доверять нам как основному поставщику онлайн-трансляций в России.

М.СПИРИДОНОВ: Онлайн-трансляций мероприятий?

Д.ГРИН: Да.

М.СПИРИДОНОВ: Какого рода мероприятия вы транслируете, как правило?

Д.ГРИН: Мы транслируем мероприятия от бизнес-конференций до крупнейших форумов. Мы транслируем технологические конференции Microsoft. Мы транслируем конференции, которые имеют много залов, несколько языков, сложную съемку, всё это в HD, мы ставим дополнительный свет.

М.СПИРИДОНОВ: Здесь работают твои компетенции специалиста по созданию и продюсированию кино- и теле- продукта?

Д.ГРИН: Да. Первые скрипты работы на трансляциях были полностью написаны мной.

М.СПИРИДОНОВ: Это указания, как, где и что ставится, с каких ракурсов снимается?

Д.ГРИН: Да, это требования к площадке, требования к оборудованию, требования к коммутации, чтобы команда приехала на площадку, и у нее всё было для того чтобы провести качественную трансляцию.

М.СПИРИДОНОВ: История с тем, что, говоря, что вы проводите вебинары, вы рекламировали своего конкурента на тот момент – забавная тема. Какой удар со стороны классика! Когда вы это осознали и поняли – когда вошли в реку, когда уже полноценно работали?

Д.ГРИН: Я это понял с самого начала. Я проанализировал поисковый трафик и понял, что все дороги будут вести не на мой сайт.

М.СПИРИДОНОВ: Понятно. Саша, получается, что успех твоей компании обусловлен одним – тем, что ты выбрал правильное название.

А.АЛЬПЕРН: Сложно сказать, потому что мы не знаем, что было бы, если бы у нас было другое название. Я надеюсь, что не только этим, но название тоже сыграло свою роль.

М.СПИРИДОНОВ: Название появилось сразу, или были другие версии?

А.АЛЬПЕРН: Других версий практически не было. Мы сразу зацепились за это название, приложили все усилия к тому, чтобы получить соответствующие доменные имена. Когда мы их получили, мы ни над какими другими названиями всерьез не думали.

М.СПИРИДОНОВ: Вебинар.ком вы не обладаете?

А.АЛЬПЕРН: Конечно, нет.

М.СПИРИДОНОВ: По-моему, он не принадлежит никому из крупных игроков.

А.АЛЬПЕРН: На данный момент он принадлежит Citrix. Какое-то время назад они его купили за несколько миллионов долларов, насколько я знаю.

М.СПИРИДОНОВ: Вы параллельно работали, чуть раньше начался Webinar, через несколько лет появился COMDI. Когда вы познакомились?

А.АЛЬПЕРН: Мы познакомились на одном из мероприятий, посвященном дистанционному образованию. Наши стенды оказались рядом. Я не помню, кто к кому первый подошел, но там мы познакомились и пообщались.

М.СПИРИДОНОВ: Как давно это случилось?

А.АЛЬПЕРН: В 2009 году. Да, Дима?

Д.ГРИН: Нет, это было в 2010 году. Это была довольно комичная ситуация. Мы стояли на площадке вдвоем, транслировали разные залы, и именно тот зал, где выступал Саша, транслировал COMDI. На стенде Webinar.ru стояла большая плазма, куда кто-то из сотрудников вывел трансляцию. Стоял коллектив Webinar.ru, слайды трансляции и логотип COMDI. Я подошел и сфотографировал эту картину на iPhone. Тогда я серьезно подумал о том, что логотипы не так уж и плохо смотрятся вместе. После выступления мы поздоровались. Я всегда очень уважительно относился ко всему, что делает Webinar. Это одна из немногих компаний, которая делала рынок, помогала нам. Наша конкуренция даже в то время была конкуренцией в хорошем плане. Мы работали в своих нишах, и на нас смотрели другие компании.

М.СПИРИДОНОВ: Не было использовано некрасивых конкурирующих приемов?

А.АЛЬПЕРН: Конкуренция всё время была очень корректной. Мы серьезно воспринимали друг друга в хорошем смысле, уважительно относились друг к другу. На том же мероприятии был интересный случай. Мы транслировали свои залы, COMDI транслировал свои залы. Был случай, когда кто-то перебил сетевой провод, я это заметил, ребята начали бегать, метаться и искать провод. Я подошел и попросил наших ребят дать им провод. Мы дали им провод, и они продолжили трансляцию. По-моему, потом мы и познакомились с Димой.

М.СПИРИДОНОВ: Когда возникла идея слияния? Она появилась раньше, чем 4 месяца назад или именно тогда? Само гипотетическое предположение о том, что это возможно, появилось тогда?

А.АЛЬПЕРН: У меня гипотетически были такие мысли. То, что такое предложение поступило, не вызвало какого-то удивления, не пришлось это осмысливать с нуля. У меня были мысли, что это было бы логичным шагом.

М.СПИРИДОНОВ: Дмитрий, а у тебя когда появились такие мысли?

Д.ГРИН: В самом начале 2010 года, когда наша платформа по всем характеристикам была не хуже, чем мировые аналоги. Тогда я понял, что сейчас будет играть на руку время, что нельзя упускать время.

М.СПИРИДОНОВ: Саша что-то говорил в нашей беседе в радио-программе, куда я его приглашал, о том, что технологически платформа COMDI находится чуть ли не на более высоком уровне, нежели платформы мировых лидеров, например, Webex или Go to meeting. Так ли это, если говорить объективно?

Д.ГРИН: Это так, потому что большие корпорации очень неповоротливы в плане новых технологий. Безусловно, они имели технологические преимущества в плане передачи звука и видео, но сегодня первое важное отличие заключается в том, что нашу платформу не нужно инсталлировать в отличие от платформ крупнейших игроков. Второе отличие заключается в том, что у нас HTML5, что позволяет интегрироваться во все социальные медиа. В-третьих, она отлично работает в России, а в России есть своя специфика.

М.СПИРИДОНОВ: HTML5 в будущей платформе, а не в той, что работает сейчас?

Д.ГРИН: Да. В той, что работает сейчас, мы добились работы без задержек от конференцсвязи благодаря тому, что мы достроили инфраструктуру и написали собственные алгоритмы эхо-подавления и работы с видео. В браузере всё работает без установки дополнительного программного обеспечения.

М.СПИРИДОНОВ: Возвратимся к теме продукта. Нас слушают скептики. Ясно, что как продуктовый менеджер, как отец-основатель продукта ты будешь его хвалить. Есть у вас какие-то аргументы, которые безусловно говорят, что COMDI находится на уровне лучших мировых технологических решений?

А.АЛЬПЕРН: Если мы говорим про текущий продукт, то он им не уступает.

М.СПИРИДОНОВ: Чем не уступает? Я услышал, что он не требует инсталляции, и, таким образом, он выигрывает решение Adobe Connect.

Д.ГРИН: В чем заключается успех продукта? Конечно, технологии – это очень важно. Задержек и эхо у нас нет, в Adobe Connect на данный момент свистит. Если снять гарнитуру и работать в Adobe Connect, он будет свистеть. Над этим их инженеры не поработали. Второе – это интерфейс. У нас удобный и понятный интерфейс, в нем очень просто работать. Если посмотреть на платформу Connect, то в ней столько функций, что ей надо обучаться. COMDI сделан таким образом, что интуитивно понятно, как работать. Самое главное, то, что сегодня просит российский рынок – это возможность проводить конференции с большим количеством пользователей, чтобы не зависал чат, чтобы у всех открывалась презентация и так далее. COMDI всё это делает. Мы имеем примеры, когда западные платформы на отметке 500 начинают тормозить.

М.СПИРИДОНОВ: Мы проводим у вас обоих конференции с нашим образовательным проектом «Нетология». Мы опасаемся, что при достижении количества 500-700 человек всё начнет дико глючить и падать. Дай Бог, что мы скоро будем достигать и превышать эту отметку на наших конференциях. Это не касается собственно COMDI. Сегодняшние технологические решения позволяют проводить конференции на 1000 человек, или в мире пока нет готовых и гарантированных решений?

Д.ГРИН: Если говорить про другого нашего уважаемого клиента – Финам, который каждый день проводит вебинары и собирает на них от 700 до 1500 человек, то платформа COMDI и развивалась таким образом, чтобы всё это выдерживать. Это очень хороший клиент, с которым мы вместе росли. Мы тестировали разные платформы, они в России не могут стабильно работать на больших количествах.

М.СПИРИДОНОВ: Большие количества – это какие?

Д.ГРИН: От 500 человек. Платформы начинают вести себя неадекватно.

М.СПИРИДОНОВ: Вы делаете что-то специальное, чтобы ваша платформа при 1500 человек вела себя адекватно? Ты говоришь, что такие ситуации бывают.

Д.ГРИН: Мы как раз работаем над тем, чтобы платформа вела себя адекватно.

М.СПИРИДОНОВ: Если загнать в произвольный вебинар на COMDI, у которого есть такая возможность по тарифу, 1500 человек, он будет держать, или для этого требуются какие-то специальные настройки и координация?

Д.ГРИН: Для этого нужно обратиться к нам, но для 600-700 людей это базовый функционал, который не требует обращения в службу технической поддержки.

М.СПИРИДОНОВ: Сколько держат в базовом функционале ведущие западные игроки?

Д.ГРИН: В среднем 150 человек.

М.СПИРИДОНОВ: 500 они не держат?

Д.ГРИН: Наши тесты показали, что нет.

М.СПИРИДОНОВ: Саша, какое у тебя мнение на этот счет?

А.АЛЬПЕРН: Я соглашусь. Большинство даже не предоставляют такой возможности. Есть небольшие игроки, которые это предоставляют, но по факту к нам приходят клиенты, которые говорят, что там это не работает. Они приходят к нам и проводят такие мероприятия через нашу платформу.

М.СПИРИДОНОВ: На сегодняшний день развитость рынка вебинаров, онлайн-трансляций, веб-конференций настолько невелика, что потребность в массовых мероприятиях крайне низка? Так надо понимать?

Д.ГРИН: Не совсем так. Есть понятие «проведение мини-вебинаров» и «проведение промо-вебинаров». Если это небольшое совещание, то там количество людей обычно не превышает 25-30 человек. Для зарубежного рынка это является основным таргетом на покупку, люди в основном покупают веб-конференции для того чтобы проводить совещания. У нас есть другая ситуация. У нас распределенные филиалы, многие люди проходят обучение, мы используем платформу для маркетингового продвижения продуктов, поэтому очень важно иметь большое количество слушателей, одновременно находящихся в вебинаре. Это специфика российского рынка. Российскому рынку нужно большое количество людей в вебинаре.

М.СПИРИДОНОВ: Западный рынок такого количества, как правило, не требует.

Д.ГРИН: Нет.

М.СПИРИДОНОВ: Я слышал о том, что первоначальный прицел был на аудиторию тренеров, обучающих образовательных проектов, а в результате оказалось, что потребители продукта онлайн-трансляций – это больше компании среднего и крупного бизнеса, которые проводят совещания и согласования, правильно?

А.АЛЬПЕРН: Есть несколько основных сегментов. Образовательный сегмент – один из крупнейших. Всего 3 сегмента: образовательный сегмент; сегмент, связанный с маркетингом и продажами, когда организации делают промо-вебинары, где рассказывают про свои продукты, услуги, приглашают интересных спикеров, проводят бесплатные семинары и параллельно рассказывают про себя и свою компанию и стараются масимизировать количество участников; совещания, совместная работа и планерки. Нельзя сказать, что есть один сегмент, и он доминирует. 2 основных сегмента – это образование и маркетинг. Третий сегмент, связанный с совещаниями, чуть меньше. Изначально был перекос в сторону образования, потому что им это ближе, они оказались более продвинутыми в этом смысле. Маркетологи очень быстро стали наверстывать, и сейчас этот сегмент даже немного больше, чем образовательный.

М.СПИРИДОНОВ: Под маркетологами ты имеешь в виду образовательный маркетинг?

А.АЛЬПЕРН: Это образовательный маркетинг, промо-презентации для клиентов.

М.СПИРИДОНОВ: На сегодня этот пирог можно поделить на 3 почти ровные части.

А.АЛЬПЕРН: Часть, связанная с совещаниями, по деньгам несколько меньше, потому что там требуются аккаунты на меньшее число людей. По количеству вебинаров это примерно одинаковые части.

Д.ГРИН: По деньгам меньше, но на совещании берут больше аккаунтов, потому что каждому сотруднику, который проводит совещание, нужен свой аккаунт.

А.АЛЬПЕРН: Да, это правда. Многие компании приходят к тому, чтобы иметь не один аккаунт на отдел, а один аккаунт на сотрудника. Они покупают их пачками. На мой взгляд, это логичное развитие рынка, когда практически все имеют аккаунты, они попробовали, посмотрели и более плотно стали интегрировать этот инструмент в свою работу.

М.СПИРИДОНОВ: Я понимаю, что ни в Вебинаре, ни в Комди пользоваться дольше какого-то небольшого периода бесплатно аккаунтом невозможно?

Д.ГРИН: 14 дней – это триал. Мы сейчас думаем выпустить небольшой бесплатный тариф.

М.СПИРИДОНОВ: Для того чтобы раскачать рынок?

А.АЛЬПЕРН: Мы уверены в продукте, уверены в его эффективности и готовы давать бесплатные аккаунты. Будет специальный тариф для того чтобы потенциальный покупатель мог комфортно протестировать сервис и использовать его в ограниченном функционале для решения своих задач.

М.СПИРИДОНОВ: Я неслучайно задал вопрос по поводу раскачивания рынка. Есть впечатление, что в образовательном сегменте пока что реальное развитие и готовность пользователя платить ниже, чем ожидания тех, кто занимается этим. Саша, ты не согласен с этим?

А.АЛЬПЕРН: Если мы посмотрим внутрь образовательного сегмента, ты мы увидим там подсегменты. Один сегмент – это корпоративное обучение, когда компании нужно обучать своих сотрудников. Например, они поставили новый модуль 1С, и им нужно обучать сотрудников, как отправлять заявки на оплату счетов, нужно это сделать 80 руководителям отделов, которые расположены в филиалах по всей стране. Соответственно, нужно их объехать, отправить какие-то материалы или организовать вебинар, сделать это быстро и просто и получить готовый обучающий ролик на выходе. Это тоже образовательный сегмент. Есть образовательный сегмент, связанный с вузами, связанный с тяжелым образованием, когда человек – студент или обучающийся какого-то образовательного учреждения, ему нужно постоянно получать определенные знания, и часть из них можно получать в виде вебинара. Третий образовательный сегмент – это совсем краткосрочное образование, короткие программы, разовые мероприятия, разовые семинары, про которые ты сейчас говоришь. Это ситуации, когда есть тренер или компания, и они захотели организовать семинар по интернет-маркетингу. Они хотят его продать на рынке, чтобы заработать на этом. Этот сегмент тоже есть, но, как показывает наша практика, здесь успешны либо звездные имена или бренды, как «Нетология», например, или совсем узкоспециализированные вещи, например, как применять такой-то закон в банковской сфере. Мы видим, что две эти категории особенно успешны, остальные, может быть, несколько менее, поскольку онлайн стирает границы. Если какой-то известный тренер приезжает в любой город, понятно, что он всё время собирает много желающих посетить его тренинг, если приезжает менее известный человек, всё равно на него идут, потому что люди в этих городах не избалованы. В интернете ты можешь выбрать любого, поэтому звездные имена всегда успешны, менее звездные – менее успешны, и им нужно уходить в узкие сегменты.

М.СПИРИДОНОВ: Спасибо тебе за то, что упомянул Нетологию в этом контексте. У нас действительно есть опыт в построении мероприятий с большим количеством участников. Для этого были приложены колоссальные усилия, они прикладываются и дальше. При начале развития проекта мне казалось, что онлайн-образование имеет гораздо больше привлекательности. В процессе я понял для себя, что на сегодня пока что люди планеты не очень готовы учиться онлайн, поскольку там отпадает момент невербальной составляющей. Например, энергетика преподавателя, его присмотр за обучающимися, что актуально для среднего и высшего образования. Он смотрит на тебя, и ты не отвлекаешься. Он тебя воспитывает, не только обучает, но и следит за тем, чтобы ты не шалил и учился. Парадигма старого образования настолько сильно довлеет, что переход в новую парадигму онлайн-образования идет очень медленно, ценность онлайн-образования субъективно кажется для многих гораздо более низкой, чем ценность офлайн-образования. Тот же звездный тренер, выступающий с вебинаром бесплатно, собирает мало людей, а приезжая в Читу или другой город, он собирает за большие деньги тех же самых людей. Этот факт присутствует. Можешь как-то это прокомментировать, Дима?

Д.ГРИН: Ты, Максим, сейчас сказал очень важную вещь. Есть очное образование.

М.СПИРИДОНОВ: Нужно его уничтожить (смеется).

Д.ГРИН: Нет, ни в коем случае. Первый пример, когда нужен онлайн, чтобы была запись – это многозальная конференция. Я очно приехал на конференцию, но там идет 10 секций параллельно, я хожу на секции, которые мне интересны, но мне может быть интересно еще что-то посмотреть. Я могу купить диджитал-билет, когда, вернувшись домой, я также могу посмотреть интересующие меня секции, посмотреть их и получить информацию. Мы делали такие эксперименты. Если мы говорим про среднее образование, то мы говорим про такую вещь, как уроки по субботам, дополнительные занятия, которые предполагаются школьной программой. Ни преподаватель, ни ученик не хочет идти в школу в субботу, потому что это лишние 3 часа на дорогу, подготовку и так далее. Сегодня мы имеем экспериментальные решения, когда субботние занятия учитель проводит из дома, ученики находятся дома, и это отличительное представление того, как смешивается офлайн и онлайн. Всю неделю они учатся традиционно, в выходные они учатся дистанционно.

М.СПИРИДОНОВ: Дело в том, что необходимо, чтобы онлайн-образование нашло свое место, свою стыковку для интеграции с офлайн-образованием и стало естественной частью?

Д.ГРИН: Да. Я считаю, что поэтапный процесс. Это не произойдет завтра, потому что обязательно нужно иметь компромисс.

М.СПИРИДОНОВ: Нужно перестроить сознание. Саша, а ты как-то прокомментируешь то, что пока в онлайн-образование идут не очень охотно, как мне кажется?

А.АЛЬПЕРН: Здесь есть несколько аспектов. Первый аспект – это вопрос того, чему мы обучаем. Где-то требуется энергетика, про которую ты говоришь, требуется очное присутствие. Если мы, например, говорим про курсы ораторского мастерства, то нужно взаимодействовать с тренером, проводить какие-то упражнения, хотя какую-то теорию можно дать и в онлайне. Если мы говорим про то, как делать контекстную рекламу, когда нужно показывать интерфейсы соответствующих систем, где происходит управление, то, наверное, удобнее поучаствовать со своего компьютера, когда ты перед собой всё видишь, сразу можешь всё пробовать. Здесь будет удобнее формат онлайна. Для интернетчиков кажется, что все это всё делают, но на самом деле не так много народа вовлечено во всё это. Не смотря на то, что у нас в интернете 50 миллионов человек, далеко не все из них сильно продвинуты, далеко не все еще попробовали вебинары, прошли свои несколько вебинаров, чтобы полностью принять этот формат. На мой взгляд, ситуация существенно лучше, нежели она была 2 года назад, например. Через 2 года будет существенно лучше, чем сейчас. Сейчас приходят те, кому 2 года назад было 14 лет, в 2015 году им будет уже 18-19 лет, а это уже люди, которые, по сути, выросли в интернете.

М.СПИРИДОНОВ: Одним словом, публика должна дорасти?

А.АЛЬПЕРН: С одной стороны, должна дорасти. С другой стороны, нужно понять, какие форматы больше подходят для онлайна.

Д.ГРИН: Должны дорасти еще и преподаватели. Потребителей контента вырастил Youtube. Сейчас есть реальная проблема с контентом. Инструменты для контента есть, но, когда производители контента поймут, что это круто, будет хорошо.

М.СПИРИДОНОВ: Есть еще и технологическая проблема. Заходя в интерфейс любого вебинара, у меня тратится время на загрузку всего этого, есть опасность, что это начнет подвешивать браузер. Это реалии, которые я не могу не назвать, иначе люди напишут об этом в комментариях. Также есть неустаканенность интерфейсных решений, которая тоже встает проблемой.

Д.ГРИН: Очень скоро у нас будет HTML 5-интерфейс, который решит всё, что ты перечислил. Он будет мгновенно загружаться, будет удобная возможность расположить все интерфейсные вещи. Технологии развиваются.

М.СПИРИДОНОВ: Проблема такая есть, но счастье рядом?

Д.ГРИН: Да.

А.АЛЬПЕРН: Да, счастье рядом.

Д.ГРИН: Мы внимательно смотрим на проблемы пользователей, на тренды в интернете, браузерные тренды, смотрим, какие технологии хорошо загружаются, какие технологии на ура используют люди. Всё это входит в новую версию. Одна из главных задач – это максимально быстро получить доступ к контенту как тому, кто делает контент, так и тому, кто его получает. Мы исходим из парадигмы, что больше 4 секунд пользователь не задерживается. Мы работаем за меньше, чем 4 секунды.

М.СПИРИДОНОВ: Это загрузка интерфейса COMDI в новой версии?

А.АЛЬПЕРН: Да, если сейчас условно флеш-решение занимает несколько мегабайт, то HTML5-решение под HTML5-клиент – это 40 килобайт. Дима, поправь меня, если я не прав.

Д.ГРИН: Около того.

А.АЛЬПЕРН: Клиенты, которые загружаются на компьютер, весят 8 мегабайт. Шаг за шагом мы к этому идем. Если 5 лет назад, это было 8 мегабайт, сейчас это 2 мегабайта, совсем скоро это будут десятки килобайт.

М.СПИРИДОНОВ: Это здорово. Здесь внесу дополнительное количество цифр. В начале передачи я сказал о рынке вебинаров в России и мире. Сейчас дам цифры, касающиеся объединенной компании Webinar.ru-COMDI.

Справка о компании ООО «Webinar.ru-COMDI»
Компания «Webinar.ru-COMDI» возникла в сентябре 2012 года в результате слияния двух ведущих российских операторов веб-конференций — Webinar.ru и COMDI. В России продукты компании будут выпускаться под брендом Webinar.ru. В других странах будет использоваться торговая марка COMDI, как и в приложениях для мобильных устройств. В штате «Webinar.ru-COMDI» — более 70 сотрудников. Объединенная компания занимает 60% рынка веб-конференций в Рунете. Сегодня клиенты Webinar.ru и COMDI проводят 328 000 вебинаров в год, 27600 вебинаров в месяц, 920 вебинаров в день. За четыре года онлайн-трансляции, организованные COMDI и Webinar.ru, посмотрело более 15 миллионов человек.

М.СПИРИДОНОВ: В справке прозвучало про мобильные приложения. Между тем, мы не нашли ни одного мобильного приложения ни Вебинара, ни Комди.

Д.ГРИН: Речь идет о 3-ей версии. Приложение есть, но оно не находится в AppStore. Его можно установить через iTunes.

М.СПИРИДОНОВ: Почему его там нет?

Д.ГРИН: Потому что мы хотим сделать общий релиз вместе с 3-ей версией.

М.СПИРИДОНОВ: Как скоро планируется выход мобильных приложений? Очевидно, на планшетах его уже ждут.

А.АЛЬПЕРН: Андроид уже есть, потому что флеш поддерживается Андроидом. Старые версии работают на Андроид-устройствах.

М.СПИРИДОНОВ: Они работают в браузерах Андроид-устройств. Почему вы не сделали приложение? Это не было приоритетом? Сейчас же модно делать приложения.

Д.ГРИН: Я считаю, что многие его не будут устанавливать. Мы хотим, чтобы для зрителей на планшете это всё работало в браузере. Приложение нужно будет ставить непосредственно организатору вебинара. Мы сначала хотим сделать релиз. В ноябре мы запускаем открытое бета-тестирование. Я думаю, что к концу года в AppStore будет наше приложение.

М.СПИРИДОНОВ: Как известно, к российскому рынку веб-конференций стали присматриваться западные игроки. В прошлом месяце Cisco совместно с российской фирмой CTI начала продавать в России сервис для проведения вебинаров WebEx, который стал отчасти предметом вдохновения Александра Альперна перед созданием Webinar.ru и который является самым крупным в мире. Вы его не боитесь?

А.АЛЬПЕРН: Мы не боимся. На моей памяти это второе пришествие. Первый раз это было в 2009 году с тем же интегратором по той же схеме. Эта новость тогда получила чуть меньший охват, поскольку мы не помогали так, как помогаем сейчас. В нашем интервью нас уже спрашивают об объединении в контексте этой новости. До сих пор мы не видим конкуренции. Надеюсь, что сейчас мы немного им поможем и будем что-то замечать. Те прогнозы по рынку, про которые ты говорил, нужно достигать. Мы рассчитываем, что зарубежные игроки нам помогут.

Д.ГРИН: Хотя WebEx является крупнейшей компанией в мире, он не является лидером ни на европейском рынке, ни на рынке Китая. Есть специфические особенности территорий, менталитет покупателя. Их продукт действительно требует модернизации.

М.СПИРИДОНОВ: Надо понимать тебя в том ключе, что вы всерьез смотрите на рынок Китая и рынок Европы?

Д.ГРИН: Мы смотрим на растущие рынки.

М.СПИРИДОНОВ: Расскажи об амбициях развития за рубежом.

А.АЛЬПЕРН: Мы еще представим нашу стратегию чуть позже, но мы видим, что с новым продуктом, который скоро должен выйти, мы можем успешно конкурировать и работать на зарубежных рынках. Возможно, это будут развивающиеся рынки, но хочется попробовать себя и на глобальном рынке с новым продуктом, который может сам себя продвигать.

М.СПИРИДОНОВ: Есть какой-то список стран и примерные предположения, как вы будете в них заходить? Будут основательные маркетинговые усилия по каждой конкретной языковой зоне, или вы просто сделаете перевод на язык, и там, как Бог на душу положит, как пойдет?

Д.ГРИН: Я считаю, что будет адаптация под территорию. Мы не хотели рассказывать про глобальные рынки, мы хотим попробовать на локальных рынках, начиная с ближайшего зарубежья. У нас есть офис на Украине, есть некоторая работа в Казахстане. Работа с ближайшими зарубежными рынками уже идет. Что касается американского рынка, то мы все видели успешный опыт одной компании, которая купила сервис Salesforce. Конечно, мы попробуем фремиум-модель и на американском рынке. Что касается экспансии на растущие рынки, мы уже ведем переговоры с партнерами. Мы не будем сами открывать офисы там.

М.СПИРИДОНОВ: Вы больше планируете входить с маркетингом, отделом продаж и прочими красивыми побрякушками, как это происходит в России, или будете переводить на язык и рассчитывать на более-менее вирусное распространение?

А.АЛЬПЕРН: Мы сейчас не готовы точно сказать, как это будет. Мы не знаем, нужно пробовать и смотреть на фидбек с рынка. Что касается Украины, Казахстана, то там точно будет довольно плотная работа. Уже есть небольшой офис на Украине, он развивается, и мы планируем его развитие, в Казахстане офиса пока нет, но мы сейчас думаем об этом. Про более далекие рынки мы пока не можем ничего сказать, потому что нужно начать, попробовать и посмотреть, как пойдет.

М.СПИРИДОНОВ: Саша, задам тебе еще один вопрос, поскольку Дима занимается продуктом и не может, как хороший менеджер, не быть в него немного влюбленным. На меня произвели впечатление 40 килобайт. Скорость и возможность бесперебойной работы могут дать большое преимущество продукту. Ты считаешь, это преимущество сможет стать решающим при выборе в пользу вас как площадки на мировом рынке? Ты видишь большой процент мирового рынка у COMDI через несколько лет?

А.АЛЬПЕРН: Что касается большинства пользователей, то на первый взгляд они сильно большой разницы не увидят. Человек заходит, что-то загружается, и он видит плюс-минус то же самое. Это стратегическое платформенное направление, которое поможет быстрее и активнее развиваться в перспективе 2 лет. По пути флеша понятно, что мы далеко не уйдем. Мы уже сейчас упираемся в определенные ограничения, и мы понимаем, что вряд ли они будут на базе этой платформы решены. Я не знаю, что значит большая доля рынка, но мое предположение таково: есть два крупных игрока, которые вместе занимают порядка 70%, и сама структура рынка будет такой, что всё так и останется. В какой-то момент мы должны будем это делать в партнерстве с одним из крупных технологических вендеров. В перспективе 5 лет рынок будет большим, мы сможем занимать определенные сегменты, с точки зрения выручки отдельной компании это будет неплохо, но если мы хотим занять серьезное положение с этой технологией, то нам нужно будет делать это в партнерстве с одним из крупных вендоров.

М.СПИРИДОНОВ: Дмитрий, как ты видишь развитие рынка вебинаров, если представить себе это с точки зрения сегментов, которые будут развиваться больше или меньше и с точки зрения активности пользователей? Ты можешь нарисовать видение ближайших лет?

Д.ГРИН: Года 2?

М.СПИРИДОНОВ: Года 3-4 лучше.

Д.ГРИН: Проникновение технологии будет расти. Сегодня это порядка 2-3% в России. Мы думаем, что проникновение должно быть на уровне 30-40% через 3-4 года.

М.СПИРИДОНОВ: 2-3% от интернет-пользователей пользуются вебинарами?

А.АЛЬПЕРН: Не совсем. Если мы посмотрим на весь наш потенциальный рынок в числе компаний и оценим его в 500 тысяч компаний, то на данный момент это несколько тысяч. Эти технологии могут найти применение практически в любом бизнесе, который работает, что-то продает, у которого есть какое-то число сотрудников, которых нужно обучать, с которыми нужно общаться. В Америке проникновение существенно больше. Если интересно, я могу открыть данные и назвать более точные цифры. В своих прогнозах мы закладываем, что отставание России к 2015 году от развитых рынков Америки будет составлять 10 лет.

М.СПИРИДОНОВ: В чем мы отстаем? Мы используем те же продукты, ходим на тот же Youtube.

А.АЛЬПЕРН: Я, в первую очередь, говорю о бизнесах и использовании бизнесами определенных технологий. Если взять CRM-системы, то у нас только в последние несколько лет начали об этом активно говорить. 5-6 лет назад совсем мало бизнесов использовали CRM-системы, сейчас это нормальное явление во всех компаниях. То же самое будет происходить с нашими технологиями. Мы закладываем 10-летнее отставание. Количество бизнесов, которое подходит под нашу целевую аудиторию, реально пользуется продуктом, совсем небольшое, около 1% от того, сколько реально могли бы ими пользоваться. Если есть 500 тысяч компаний в нашем сегменте, то сейчас несколько тысяч компаний пользуется подобной технологией, большинство из них – это наши клиенты. Мы рассчитываем, что это число существенно вырастет в ближайшие 2-3 года.

Д.ГРИН: У нас немного разные мнения по оценкам. Я бы сказал, что это произойдет в течение 3-10 лет, потому что некоторые компании, в том числе наши клиенты – это филиалы иностранных компаний. Передовые компании успевают встраивать в свои бизнес-процессы инновационные продукты. Важно отметить, что наша аудитория делится на производителей контента, то есть те компании, которые покупают аккаунты, и зрителей. Конечно, проникновение в голову того, что такое вебинар, если смотреть на аудиторию пользователей, гораздо больше, чем 2%. Если говорить о том, кто готов это делать, то будет действительно около 3%.

М.СПИРИДОНОВ: Какие сегменты будут развиваться в масштабах 3-5 лет? Это те, что были названы, или есть какие-то новые, растущие, экзотические на сегодня?

А.АЛЬПЕРН: Это то, что было названо. Мы считаем, что эти 3 основных направления: обучение, маркетинг и продажи, совещания – останутся. Это флагманские сегменты, они и будут такими оставаться.

М.СПИРИДОНОВ: Хорошо, коллеги. Пора заканчивать. У нас осталась одна рубрика – это вопросы слушателей. Я задам несколько вопросов, которые были заданы в анонсах Рунетологии в моем блоге Spiridonov.ru, сообществе Рунетологии в Фейсбуке и аккаунте Рунетологии в Твиттере. Dmitry Diadyk спрашивает: «Когда и как, по Вашему мнению, начнется интеграция современных систем обучения (подобных Вашим) с нынешней системой высшего и среднего образования?».

А.АЛЬПЕРН: Она уже идет. Многие университеты являются нашими клиентами и активно это используют. Понятно, что государственные вузы медленнее, чем бизнесы, приходят ко всем нововведениям. С другой стороны, сейчас это всё активно меняется, и многие начинают внедрять современные технологии. Мы рассчитываем, что нам будет нужно 2-3 года, чтобы активно внедриться во все основные учебные процессы.

М.СПИРИДОНОВ: Дима, сколько времени потребуется для того, чтобы вебинары были полностью интегрированы в систему среднего и высшего образования?

Д.ГРИН: 5-7 лет.

М.СПИРИДОНОВ: Ок. ArMikael спрашивает: «По какой причине российские сервисы по проведению вебинаров просят за свои услуги такую высокую плату? Конкуренты с мировым именем имеют более низкие тарифы и при этом в большинстве случаев имеют более широкий функционал. С чем связанно такое положение вещей?».

А.АЛЬПЕРН: Может сложиться такое впечатление, если бегло посмотреть на сайты, но по факту это немного не так. Часто вы можете обнаружить то, что западные игроки могут просить дополнительные деньги за минуты пользования голосовой связью. Есть один тариф, который позволяет на какое-то число участников проводить мероприятие, но если вам нужно больше участников, то следующий тариф будет значительно дороже и так далее. С другой стороны, есть много игроков, которые предлагают решения от совсем бесплатных до совсем дорогих. Если взять аналогичный сегмент серьезных западных решений, то по факту они в значительной части случаев оказываются дороже. У нас все услуги включены в существующий тариф, есть серьезная техническая поддержка, поддержка на уровне менеджеров. За аналогичные планы западные крупнейшие игроки берут существенно больше.

Д.ГРИН: Функционал порой даже превосходит западные аналоги. Всё, что предлагают иностранные платформы, у нас есть, и даже больше.

М.СПИРИДОНОВ: Ок. Ответ прозвучал, посмотрим, что напишут в комментариях. Я думаю, вы знаете, что говорите. На какой из двух сервисов будет больше похож объединенный сервис? Будет ли он вообще похож на какой-то? Это спрашивает пользователь N_iva.

Д.ГРИН: Это абсолютный новый интерфейс, он не будет похож ни на один из существующих сервисов. Это веб 2.0, это самые последние подходы к проектированию интерфейсов, он будет одинаково работать по логике как на десктопе, так и на планшете.

М.СПИРИДОНОВ: DJ_Petrovich спрашивает: «Вам не кажется, что монетизация в виде аренды за использование платформы – это вчерашний день? Не справедливей ли предоставить возможность покупки билетов слушателями на тот или иной вебинар и получать с этого процент?». Саша, что ты думаешь?

А.АЛЬПЕРН: Здесь речь идет только об одном узком сегменте платных образовательных мероприятий. У нас есть еще большие сегменты, где действует стандартная Saas-модель с подпиской. Что касается этого функционала, то он есть у нас в планах. Я думаю, что в следующем году он обязательно будет реализован. В ближайшие полгода, я думаю, это произойдет.

Д.ГРИН: Такой функционал есть по запросу. Мы делали большие мероприятия, которые монетизировались именно за счет участников. Данная модель больше подходит для инфо-бизнеса, когда организатор мероприятия продает свои знания.

М.СПИРИДОНОВ: Хорошо. Закончилось время, закончились вопросы, которые хотелось задать вам. Если есть какое-то резюме к тому, что было сказано выше, то прошу. Саша, есть, что сказать в финале?

А.АЛЬПЕРН: Я хочу поблагодарить за вопросы. Мне кажется, мы очень подробно всё разобрали, дали слушателям полное представление о рынке, о продукте и о том, что в мире происходит с этим.

М.СПИРИДОНОВ: Согласен. Более того, мне было интересно, как вы между собой поделите полномочия. По ощущениям, у вас нет никакого скрытого конфликта, и переход Димы на должность продуктового руководителя, по-моему, его вполне устраивает. Так, Дима?

Д.ГРИН: Да, всё верно. Мне всегда нравилось создавать новые продукты, мне нравится делать какие-то необычные проекты. Александр, как мне кажется, находится на своем месте, и у нас нет никаких конфликтов. Я очень рад, что мы объединились, что тема объединения интересна популярным передачам, интернет-аудитории. Мы не разочаруем наших клиентов ни качеством наших услуг, ни новым продуктом. Мы будем развиваться дальше. Теперь у нас есть всё для того чтобы это делать.

М.СПИРИДОНОВ: Я думаю, что многим будет интересно посмотреть, что за продукт вы делаете. Спасибо, коллеги, еще раз. Вы слушали программу «Рунетология», у нас в гостях были генеральный директор объединенной компании Webinar.ru-COMDI Александр Альперн и директор по продуктам Webinar.ru-COMDI Дмитрий Грин.
Редакция выпуска — Андрей Митрохин, Станислав Жураковский, Юрий Берингов, Надежда Гусарова. Вел программу Максим Спиридонов. Будьте здоровы!

Источник


Об авторе: Webinarism

Идеология и технология вебинаров (веб-конференций) для эффективного обучения, общения и продвижения.
Webinar’s technology and ideology researcher.

Ваш комментарий